Валентин Красногоров

 

Любительские театры и авторское право

 

Правовое сознание у нас находится на первобытном уровне. Те, кто знают законы, всеми силами стараются их обойти, а остальные просто не соблюдают их, не обременяя свою совесть излишним знанием. Если пиетет к чужим деньгам и имуществу или, вернее, страх перед наказанием за их незаконное присвоение еще в какой-то мере существует, то уважения к интеллектуальной собственности нет и быть не может, потому что мало кто подозревает, что такая собственность существует.

Не вдаваясь во всестороннее обсуждение этой необъятной темы, затронем только один ее аспект: любительские театры и авторское право. В стране существуют тысячи любительских, народных, студенческих, школьных, учебных и иных театров, студий и групп, и число их, к счастью, неуклонно растет. Иногда эти коллективы формируются только для постановки одного спектакля, иногда они устойчиво процветают многие годы, участвуют в фестивалях, получают призы и награды. Любительские театры воспитывают в участниках и зрителях любовь к литературе, театру, искусству. Во многих небольших городах и поселках они нередко являются единственными очагами театральной жизни. Поэтому они, безусловно, заслуживают всяческой поддержки и поощрения.

При всем при том любительский театр, как и всякий театр, должен соблюдать авторское право. Что эта простая истина не известна любительским кружкам и их руководителям – это неудивительно. Драматурги тоже плохо осведомлены о своих правах. К сожалению, весьма слабым понятием об авторском праве обладают и те, кто обязан его знать хотя бы по должности: директора домов культуры и клубов, организаторы фестивалей,  владельцы клубов и иных помещений, руководители Союза театральных деятелей и пр. Это тоже неудивительно: в течение десятилетий у нас относились к интеллектуальной собственности как к социалистической, то есть ничьей, и в ее присвоении не видят ничего зазорного. По этой причине любители почти никогда не сообщают драматургу о своем намерении поставить его пьесу (и тем более не спрашивают у него разрешение), не ставят его в известность о состоявшейся постановке, не сообщают ему об ее результатах и пр. Между тем, очевидно, что драматург имеет право знать, кем и как был поставлен спектакль, кем исполняются роли, имела ли пьеса успех, и каковы отзывы на ее постановку или ее успехи на фестивале. Все это содержится в афише, программке, фотографиях и рецензиях, которые никогда не посылаются автору. Более того: подражая своим профессиональным собратьям, режиссеры-любители смело кромсают пьесу, сокращают и дополняют ее, меняют название, а порой и вовсе забывают упомянуть имя автора. Любители (как и многие профессионалы) не знают, что "при издании, публичном исполнении или ином использовании произведения воспрещается без согласия автора вносить какие бы то ни было изменения как в само произведение, так и в его название и в обозначение имени автора" (ст. 1266 Гражданского кодекса РФ).

Может быть, авторское право и запрещение ставить пьесы без разрешения автора распространяется только на профессиональные театры? Ничего подобного. В постановлении РФ от 21 марта 1994 г. №218 говорится об этом очень четко (п. 26):

"Все пользователи произведений обязаны получить от авторов или их правопреемников разрешение на использование произведений».

Если автор, узнав случайно о постановке, напоминает любительскому театру о своих правах, обычной реакцией на это (если она вообще имеет место: часто любители не отвечают, или их невозможно найти в силу отсутствия у них внятного адреса) является крайнее удивление: о каком праве может идти речь, если они любители? Они ведь не получают зарплаты, занимаются театром лишь из любви к искусству. Кроме того, они бедны, существуют на одном энтузиазме, и претензий к ним быть не может. Претензии автора у них вызывают не только удивление, но и возмущение: жадный автор хочет нажиться не бедных любителях.

Что можно сказать по этому поводу? Зарплата актеров или ее отсутствие никакого отношения к авторскому праву не имеют (кстати, руководители любительских групп зарплату нередко получают). Бедность театров тоже к делу не относится. Бедность, например, не служит оправданием кражи колбасы в магазине. Точно так же она не может являться оправданием кражи интеллектуальной собственности. К тому же неизвестно, кто беднее – участники самодеятельности или драматурги, подавляющее большинство которых не могут обеспечить себя литературным трудом. Кроме того, непонятно, почему бедность может служить оправданием искажения пьесы, перемены ее названия, и чем она препятствует установлению контакта с автором. Электронное письмо денег не стоит.

Любительские театры дают иногда спектакли бесплатно и потому считают себя свободными от каких-либо обязательств по отношению к автору. Но и это – обычное заблуждение. В том же постановлении правительства РФ №218 дается на этот счет недвусмысленное разъяснение:

"20. Плательщиками авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений являются юридические и физические лица, осуществляющие или организующие публичное исполнение произведений: театры (в том числе театры - студии, любительские самодеятельные театры), концертные и цирковые объединения….

21. Авторское вознаграждение за публичное исполнение произведений начисляется во всех случаях как при платном, так и при бесплатном для зрителей (слушателей) входе".

Однако все чаще любительские театры делают свои спектакли платными, и их можно понять: реклама, покупка реквизита, костюмов, материалов, иногда аренда залов и оборудования – все это требует денег, и свои расходы хочется хотя бы частично окупить. Одно непонятно: почему автоматически считается, что в эти расходы не должно входить вознаграждение автора? Ведь, покупая в магазине, например, ткань для театрального костюма, продавцу не говорят: «мы не получаем за свою игру зарплату, потому дайте нам материал бесплатно». Тем более что провести теперь грань между самодеятельным и частным театром не всегда возможно. И те, и другие дают платные спектакли, выпускают афиши и пр.

Авторское право отнюдь не сводится к вопросу о деньгах. Напротив, драматург почти никогда не стремится извлечь для себя материальную выгоду из любительской постановки его пьесы. Однако из этого вовсе не следует, что она может быть осуществлена без его спроса. Она может быть для него приятной, но по ряду причин (весьма серьезных) может оказаться и нежелательной. В любом случае каждое публичное исполнение произведения, платное или бесплатное, может быть совершено только с письменного согласия автора. К тому же, иногда права на пьесу принадлежат не снисходительному автору, а агенту или продюсеру, который полностью распоряжается ею в своих интересах (а интересы у агентов не творческие и не сентиментальные, а чисто коммерческие). В таком случае несанкционированная постановка может стоить ее инициаторам крупных неприятностей, и автор будет бессилен что-либо изменить, даже если он от всей души хочет помочь студии, нарушившей закон.

Повторю еще раз – в отношениях с любителями драматургу важна прежде всего творческая составляющая. Он имеет право знать, кто и почему хочет играть его пьесу, кто будет ее зрителями, сколько их будет, как они отнесутся к его произведению, не будет ли она искажена при постановке, как выглядит афиша спектакля.

В качестве иллюстрации я приведу факты из собственного опыта. Только за один последний (2012) год мои пьесы были сыграны примерно в пятидесяти самодеятельных театрах и коллективах. Лишь совсем немногие из них (в основном, зарубежные, где это считается само собой разумеющимся) спросили у автора разрешения на постановку. Обычно же информацию о сыгранных спектаклях доносит случай и Интернет. Возможно, за это время в разных городах имели место еще какие-то несанкционированные исполнения, о которых я ничего не знаю. И напротив, зарубежные любительские театры (Австралии, США, Болгарии, Гонконга, Южной Африки, Эстонии и пр.), за редким исключением, не ставят мои пьесы без разрешения.

 Ни с одной самодеятельной группы, попросившей у меня разрешения, я никогда не требовал какого-либо вознаграждения и не собираюсь этого делать впредь. Но не хочется мириться и с вольным обращением любителей с пьесами.

Вот типичный пример. Самодеятельный театр «Гастион» в г. Ревда Свердловской области поставил недавно мою пьесу, и, кажется, сделал это неплохо. Во всяком случае, получил поощрительные отзывы на одном из фестивалей. При этом режиссер не указала имя автора пьесы, изменила ее название и имена персонажей, возможно, внесла много других изменений,. Разрешение на постановку не было получено, о факте постановки, равно как об участии в фестивале автору не сообщено, фотографии и отзывы не посланы. Режиссер, может быть, не знала, что она нарушает закон (и, стало быть, подвергает себя риску судебного преследования). Однако она могла догадаться, что нарушает и элементарные этические принципы, не входя в контакт с автором и распоряжаясь чужой пьесой как своей. Руководители фестиваля, как всегда, не поинтересовались, получено ли разрешение автора на спектакль.

Драматурги понимают, что причиной нарушения гражданского и этического кодекса чаще всего служит не злая воля любителей, а обыкновенное правовое невежество (хотя незнание не освобождает от ответственности), и надо помочь им это невежество преодолеть. До поры-до времени можно было мириться с правовой безграмотностью и нарушением закона, но теперь настала пора расстаться с этой беззаботностью. Определяющую роль может здесь сыграть РАО, созданное для того, чтобы защищать интересы авторов. Речь идет не о карательных мерах – самодеятельное театральное движение надо поддерживать, а не подавлять, - а о доведении правовой информации до тех, кто им руководит. В театральных журналах (их немного), в сайте РАО и других органах СМИ можно опубликовать разъяснения по этому вопросу. Руководителям фестивалей любительских театров (а их чаще всего организуют СТД и местные учреждения культуры) следует предложить, чтобы они не принимали к участию коллективы без подтверждения ими своего права на постановки. Ведь по духу и букве закона именно организаторы (региональные СТД, директора клубов и домов культуры, ректораты вузов и пр.) отвечают за соблюдение авторского права при публичном исполнении произведений.

 

Контакты:

e-mail:   valentin.krasnogorov@gmail.com

Сайт:     http://krasnogorov.com